Мир Левитана БИО ХРОНО ЖИВОПИСЬ ГРАФИКА ФОТО ПИСЬМА

Левитан
Исаак Левитан, 1897

Письма: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30


Чехову А.П.

Bad Nauheim
31 мая 1898

Как давно я не имел известий от тебя, дорогой Антон Павлович. Ты на что-либо сердишься? или просто писать не хотелось? Это я еще понимаю. Ну, Бог с тобой. Как себя чувствуешь? Ты, наверное, уже у себя в деревне? О тебе я последнее время знал от других. Слышал, что пребывание на юге принесло тебе огромную пользу, чему, конечно, более чем порадовался. Какую погоду застал в Москве?

Я перенес весною тиф; едва не околел. Теперь лечусь здесь, т. е. принимаю ванны и делаю гимнастику. Чувствую себя гораздо лучше. Тоскую здесь ужасно, не с кем слово сказать. Окружен англичанами, которых, кстати, куда ни приедешь в Европу, всюду бездна, как летом мух. Начинаю думать, что в Англии англичан нет, или уж всюду слишком много! Недели через две, вероятно, еду в Россию, куда смертельно хочется. Хоть и дикая страна, а люблю ее!

Как поживают твои? Как успехи Марьи Павловны?

Если тебе лень написать, пусть Марья Павловна черкнет несколько строк.

Дружески жму руку И. Левитан

Германия, Bad Nauheim, Hotel du Nord, Levitan

Берчанской Т.И.

Москва
3 апреля 1898

Только что оправился от страшной болезни - тифа, едва не унесшей меня. Я был совсем плох. Теперь немного оправляюсь и по приказанию доктора еду за границу, куда смертельно не хочется ехать. Просмотрел работы твоего сына - по-моему, дарование, вероятно, есть. Принадлежности для живописи пошлю с Петром, о котором, кстати, не имею ни слуху ни духу вот уже около месяца. Он поехал в Питер и пропал. Может быть, уже в Одессе? Пишу на адрес Леона, ибо твой утерял. С Морозовым не говорил по делу Петра. Не могу не удивляться легковерности твоей, придающей большую цену словам Петра! По его словам, мне стоит только сказать несколько слов Морозову, и он выгонит в шею прежних покупщиков и возьмет его. Дико! Во всяком случае, попытаюсь.

Можешь меня поздравить: Академия художеств присудила мне звание академика; по теперешнему кодексу - звание это высший чин по художеству.

Привет всем твоим.

Твой Исаак

В Москве буду еще две, три недели.

Матэ В.В.

Москва
2 апреля 1898

Дорогой Василий Васильевич!

Только что оправился после ужасной болезни - тифа, едва не унесшей меня, и спешу исполнить обещанное Вам - прислать этюд. Не знаю, понравится ли он Вам; если нет, то, будучи в Москве, сами выберете. Через две недели надо ехать за границу, куда смертельно не хочется. Мой сердечный привет Вашей жене и дочке. Всего лучшего

Преданный Вам Левитан

Дягилеву С.П.

Москва
Начало апреля 1898

...только что оправился от ужасной болезни - тифа, от которого едва не ушел. Теперь переполнен радостью выздоровления.

Хруслову Е.М.

Москва
15 марта 1898

Исаак Ильич Левитан просит картину "Последние хорошие дни осени", проданную госпоже Тенишевой, выдать господину Дягилеву по закрытии выставки.

Картину "Шоссе - осень" согласен уступить за 500 рублей.

Исаак Ильич сам не пишет по болезни.

Карзинкину А.А.

Москва
28 января 1898

Одна моя знакомая просила, не найду ли я возможным продать ей полную историю Петра Великого, состоящую из 30 томов, такой же сохранности, как прилагаемый, за 40 руб.

Сообщите.

Преданный Вам

И. Левитан

Чехову А.П.

Москва
26 января 1898

Ах ты, полосатая гиена, - крокодил окаянный, леший без спины с одной ноздрей, квазимодо сплошной, уж не знаю, как тебя еще и обругать! Я страдаю глистами в сердце!!! Ах ты, Вельзевул поганый! Сам ты страдаешь этим, а не я, и всегда страдать будешь до конца дней своих! Не лелей надежды увидеть меня - я не хочу тебя видеть, противен ты мне, вот что.

Если и поеду в Ниццу, то, надеюсь, избегну встречи с тобой. Я и Морозова больше не пущу к тебе, а то и он заразится от тебя глистами в сердце, - страдай ты один!

А все-таки, не положить ли мне гнев на милость?! Где наше не пропадало, прощаю тебя, ты это мое великодушие помни.

Ехать еще на юг не могу теперь; вероятно, не ранее месяца, как мне удастся выбраться. Мне говорила Марья Павловна, что ты едешь на Корсику, долго ли пробудешь там? Я там тебя настигну ли?

Очень рад, что Морозов тебе понравился, он хороший, только слишком богат, вот что худо, для него в особенности. Как показался тебе доктор его? Пожалуйста, кланяйся им.

Большой переполох вызывает у нас статья Толстого о искусстве - и гениально и дико в одно и то же время. Читал ли ты ее?

Работы кончаю, говорят, что не дурно, а впрочем, черт их знает. Был на днях Третьяков, говорил о твоем портрете, он

его видел, но предпочитает, чтоб Браз поехал к тебе, если тебе это удобно, и вновь попытался написать.

P. S. Будь здоров, и постараемся быть живы назло врагам.

Твой Левитан

P. S. Читал ли ты что-нибудь д"Аннунцио? Дивный писатель; захлебываюсь, читая.


Далее...




"Мир Левитана", 2007-2008. Контакты - post (а) levitan-world.ru