Мир Левитана БИО ХРОНО ЖИВОПИСЬ ГРАФИКА ФОТО ПИСЬМА

Левитан
Исаак Левитан, 1897

Письма: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30


Щепкиной-Куперник Т.Л.

Островно
август - начало сентября 1894

Верьте, у меня к Вам прекрасное чувство, и рад я был Вашему письму очень, но тем не менее мои личные передряги, которые я переживаю теперь, вышибли меня из колеи и отодвинули все остальное на задний план. Обо всем этом когда-нибудь в Москве поговорим. Живется тревожно... Все на свете кончается... и потому черт знает что...

9 июля 1894

Как живется, милейший Николай Николаевич, и что поделываете? Я думаю, попрежнему летаете по разным дачным местам и поглощаете сердца доверчивых дачниц? Ух, ненасытный крокодил и сердцегрыз!

Ну, какие известия от Ваших? Где они теперь? Мне бы очень хотелось написать Николаю Васильевичу, да боюсь, что письмо, за неверностью адреса, пропадет, а писать я ведь ленив до черта. Устроился я и начал работать. Был бы рад, если б Вы собрались погостить ко мне. Видаете Дмитрия Павловича? Был ли Степанов? Если не лень, черкните строчку; если будете писать своим, то мой большой привет им, а Николаю Васильевичу скажите, что я застрял. Он это поймет, в каком смысле я думаю.

Есть у меня к Вам маленькая просьба: заехать в какую-либо банкирскую контору и застраховать билет второго займа за № 7971; времени еще очень много до тиража, но я боюсь забыть.

Желаю всего лучшего, а главное, - чтобы не расстроился желудок от большого количества съеденных сердец. Это, конечно, иносказательно.

Жму руку Вашу дружески.

И. Левитан

18 мая 1894

Глубокоуважаемый Павел Михайлович

Я так несказанно счастлив сознанием, что последняя моя работа снова попадет к Вам, что со вчерашнего дня нахожусь в каком-то экстазе. И это, собственно, удивительно, так как моих вещей у Вас достаточно, - но что эта последняя попала к Вам, трогает меня потому так сильно, что в ней я весь, со всей своей психикой, со всем моим содержанием, и мне до слез больно бы было, если бы она миновала Ваше колоссальное собрание (конечно, не в смысле количества нумеров и громадности денежных затрат, но в смысле прекрасного подбора, ясно говорящего о Вашем глубоком понимании искусства и о Вашей трогательной и бескорыстной любви к нему).

Вам это, конечно, много раз было высказано, но тем не менее правда хороша и в повторении.

Благодарить Вас, конечно, тут не за что, так как Вы исполняете свою душевную потребность и долг гражданина, - и все-таки спасибо и спасибо Вам!

Глубоко истинно уважающий Вас И. Левитан

Карзинкиной Е.А.

Наугейм
26 мая 1898

Изо дня в день все собирался Вам написать, Елена Андреевна, и как-то все не удавалось. После Вашего отъезда, мне много пришлось возиться с приисканием дачи, а потом, повозившись, пришлось ехать за границу, от чего окончательно устал. Теперь немного отхожу - и является для меня возможность черкнуть несколько строк добрым знакомым. Скажите, как здоровье Вашего отца и Ваше? Вы мне казались очень утомленной в день Вашего выезда из Москвы. Как теперь? Работали? Довольны? Ваши все здоровы? Было хорошо в Крыму? Пишу Вам на московский адрес, думая, что Вы уже вернулись.

Я принимаю ванны, хожу к немцу-доктору Шотту, который обещает совершенно восстановить сердце, думаю только, что врет проклятый немец!

Тоскую по обыкновению, нет хуже, ни одного знакомого, не с кем слова сказать!

Добыл запрещенные в России книжонки и читаю. Много вздору. Не дождусь дня выезда в Россию. Летом буду в Подсолнечном - прекрасное место раздобыли, имение Олениных.

Застали ли Вы передвижную? Что Вам понравилось?

Ну, до свидания, вздумаете мне ответить, буду очень рад.

Мой привет Вашим И.Левитан

Не сердитесь на каракули - неможется. Германия, Deutschland, Bad Nauheim, Hotel du Nord.

Хруслову Е.М.

Москва
16 апреля 1898

Уважаемый Егор Моисеевич!

Будьте добры, отдайте посланному моему картину "Первая зелень", бывшую в Петербурге.

Также прошу Вас за мою картину "Лунная ночь, дорога" - первую цену назначить 1000 рублей - 860 рублей.

Медынцеву Н.В.

Mont Boron
16 апреля 1894

Уважаемый и милый Николай Васильевич!

Пишу Вам в то самое время, как Вы, вероятно, уже вернувшись из-за границы, сидите в своей семье накануне светлого праздника - предвестника весны, и завидую я Вам, как это ни скверно, и от всей души все-таки желаю всего лучшего. Вероятно, через час раздастся благовест - о, как я люблю эти минуты, минуты, говорящие о жизни правды, говорящие не о фактическом воскресении, а о торжестве истины. Впрочем, это все, может быть, и не то. Скажите мне, дорогой мой, зачем я здесь? Что мне здесь нужно, в чужой стране, в то самое время, как меня тянет в Россию и так мучительно хочется видеть тающий снег, березку?.. Черт знает, что я за человек, - все неизведанное влечет, изведав же, остается несказанная грусть и желание возврата прошедшего... Перестану, а то y меня дойдет это, может быть, до сентиментальности, что уже скучно читать другим. Живу я теперь в небольшом отеле в окрестности Ниццы. Физически чувствую себя крепче, хотя ни капли не пополнел. Отсюда еду в Париж выставки посмотреть, и в Россию.

Если вздумаете ответить, то пишите Paris, poste restante, так как ответ уже меня здесь не застанет. Думал проехать в Рим, да испугался жары, да и слишком много впечатлений. Как сделали Вы свое путешествие? Писал Дмитрию Павловичу, - никакого ответа, да и от Софьи Петровны давно письма не получал. Видаете их часто? Попрежнему "салон"? Как бы хотелось вас всех моих добрых знакомых повидать! До свидания, - вероятно, скорого. Мой душевный привет всем вашим и пожелания весело провести праздники.

Преданный Вам Ваш И. Левитан


Далее...




"Мир Левитана", 2007-2008. Контакты - post (а) levitan-world.ru